Антинаркотическая политика: зарубежный опыт

Наркополитика – это стратегия государства, влияющая на уровень потребления наркотиков в обществе для сокращения числа наркопотребителей и уменьшения наркопреступности.

История противодействия наркотизму знает несколько основных стратегий (моделей) социального контроля за наркоситуацией: репрессивная или запретительная политика; либеральная или незапретительно поощрительная политика; рестриктивная или запретительно ограничительная политика.

Целью репрессивной стратегии антинаркотической политики является формирование активной гражданской позиции неприятия наркотиков и наркобизнеса для максимально полного искоренения этого негативного социального явления.

В соответствии с этим идеология репрессивной стратегии заключается в следующем:

– наркозависимый представляет социальную опасность;

– наркомания неизлечима и применение медицинских мер недостаточно;

– необходимы жесткие меры социального контроля за оборотом наркотиков (и легальным, и нелегальным).

Обычно на государственном уровне жесткие репрессивные меры по контролю за наркоситуацией принимались в случаях, когда потребление наркотиков принимало для страны социально опасные масштабы и выходило из под контроля.

В Японии после окончания Второй мировой войны наблюдалась эпидемия амфетаминовой наркомании. Она возникла в результате утечки запасов амфетамина с японских военных складов. Эпидемия достигла кульминации в 1954 г., когда, по расчетам специалистов, около 2 из 100 млн жителей Японии злоупотребляли  таблетками амфетамина и метамфетамина и еще более полумиллиона человек вводили себе амфетамин внутривенно. Это вынудило правительство страны предпринять ряд жестких мер, направленных на сокращение распространения наркомании среди населения. В 1954 г. было введено наказание от трех до шести месяцев лишения свободы за хранение наркотиков для личного потребления, от года до трех лет   за продажу наркотиков, и до пяти лет   за нелегальное производство наркотиков. Одновременно было введено принудительное лечение наркозависимых.

В результате этих мер в Японии произошло снижение численности потребителей амфетамина с 550 тыс. в 1954 г. до 32 тыс. в 1956 г. и до 271 человек в 1959 г. По расчетам японских специалистов, предпринятые меры коснулись лишь 5 15% от всех наркопотребителей, остальные прекратили злоупотребление амфетамином, опасаясь неотвратимости наказания за незаконное употребление наркотиков.
Аналогичную технологию антинаркотической политики предприняли и в Китае, где к началу 1950 гг. насчитывалось 20 миллионов активных потребителей опия, что составляло 5% населения страны и 27% взрослого мужского населения. Этот ошеломляющий уровень массовой зависимости был самым высоким в мировой истории. После образования Китайской Народной Республики в период с 1951 по 1953 г. был предпринят целый ряд репрессивных мер, по которым те, кто выращивал, производил или продавал опиум, подвергались наказанию в виде принудительного труда, казни, принудительного лечения потребителей опиума (заключавшегося, в значительной степени, в принудительном отказе от наркотиков) при одновременном жестком контроле за выращиванием, производством и использованием лекарственного опиума с тем, чтобы он использовался для медицинских целей.

Исторический опыт антиопиумных войн помог Китаю сформировать адекватную наркоагрессии политику. Строгое наказание преступлений на почве наркотиков вплоть до смертной казни – такова явная особенность китайского уголовного законодательства.

В Уголовном кодексе КНР квалифицированы все составы преступлений на почве наркотиков и определены 12 видов преступлений. Кодексом предусмотрено привлечение к уголовной ответственности любого, уличенного в контрабанде, сбыте, перевозке и производстве наркотиков, независимо от количества наркотиков. УК КНР предусмотрено применение к лицам, уличенным в наркобизнесе, экономических санкций, их имущество конфискуется или налагается штраф, то есть они лишаются незаконных доходов от наркобизнеса и экономически становятся неспособными к новым преступлениям. Кодекс предусматривает более тяжкие меры наказания в отношении лиц, которым вменяются использование и подстрекательство несовершеннолетних к занятию контрабандой, сбытом, перевозкой и производством наркотиков, либо которые сбывают несовершеннолетним наркотики, прибегая к уловкам, подстрекательству или обману, а также в отношении рецидивистов наркоманов, вновь вернувшихся к преступному промыслу. Предусмотрена высшая мера наказания для особо опасных наркопреступников. Суровость наказания, его неотвратимость являются показателем непримиримой позиции китайского правительства.

Также законодательство максимально ужесточено в таких странах как Малайзия, Иран и Пакистан.

Либеральная антинаркотическая политика исходит из того, что каждый человек вправе потреблять любые доступные опьяняющие средства, но за последствия этого употребления отвечает сам.

В основе либеральной антинаркотической политики лежат следующие принципы:

– злоупотребляющий наркотиками является жертвой, поэтому не может быть наказан или порицаем;

– злоупотребление наркотиками является самодеструктивным поведением, поэтому касается только самого больного;

– наркотики менее опасны, чем вред, наносимый репрессивной политикой;

– необходимо обеспечить доступность к "чистым" наркотикам для устранения вредных последствий злоупотребления "уличными" наркотиками;

– злоупотребление наркотиками уменьшиться, если будет принято обществом.

Одним из основателей современной либеральной антинаркотической политики и наиболее известным и признанным в международном масштабе современным идеологом либерализма по отношению к наркотикам является американский социолог Альфред Линдесмит (1905 1991). Он считал контроль за наркотиками гораздо более серьезной проблемой по сравнению с самими наркотиками.

Однако идеи либерализма при формировании государственной формы контроля за оборотом наркотиков появились в период с относительно благополучной наркоситуацией. До 1914 г. в США злоупотребление наркотиками не имело социальной значимости и ограничивалось небольшими группами лиц асоциального поведения и богемными салонами. Основным одурманивающим веществом для американцев в тот период был алкоголь. Именно тогда США могли позволить себе либеральные подходы в отношении наркотиков. Героин, морфин и кокаин продавались в аптеках без рецепта и по доступной цене. В открытых по всей стране наркодиспансерах наркозависимым выдавали необходимую им дозу героина или выписывали соответствующий рецепт. Однако, когда в 1912 г. в США началась эпидемия героиновой наркомании, правительство страны было вынуждено перейти к продвижению репрессивных мер в отношении незаконного наркооборота, которые реализовались почти в течение 50 последующих лет. В середине 1960 гг. в результате разрекламированных либеральных взглядов Линдесмита репрессивная американская политика в отношении контроля за наркотиками оказалась в состоянии кризиса. Американские суды стали гораздо мягче относиться к наркоманам правонарушителям. И уже к концу 1960 годов в США наблюдалось увеличение числа опийных наркоманов более чем в десять раз.

В Великобритании в первой половине ХХ века проблема наркоманий также не была актуальна. Отмечались лишь локальные случаи наркопотребления, не выходящие за рамки богемных и асоциальных кругов. Поскольку проблема наркоманий в тот период  не достигала масштабов эпидемии, идеи либерализма соответствовали тогдашнему общественному мнению. В 1926 году был принят "Rollestone Act", по которому разрешалось беспрепятственно приобретать в аптеках, правда по рецепту врача, но по достаточно низким ценам наркотики, включая героин и кокаин.

"Rollestone Act" с его либеральными установками оставался основным документом в регулировании наркооборота Великобритании вплоть до 1946 г., когда волна героиновой наркомании докатилась до берегов страны.

Аналогичные последствия в результате применения либеральных подходов к наркополитике отмечались и в других странах. В Швеции на фоне подъема ультралиберальной волны в 1965 1967 гг. хранение наркотиков и их потребление стало рассматриваться не как преступление, а как проступок. Ограниченному кругу врачей было разрешено назначать препараты, содержащие наркотики (опиаты и психостимуляторы для самостоятельных инъекций), для "поддерживающей терапии". Было введено понятие "допустимых" доз наркотиков, которые выводились за пределы правового регулирования. В 1965 г. вне любой ответственности было 1 2 г гашиша, несколько пакетиков амфетамина с дозами до 0,2 г. В последующие годы допустимая граница наркотиков отодвигалась в сторону увеличения разрешенных доз до пяти, десяти, пятнадцати, а с 1979 г. – до 25 г гашиша и 50 пакетиков с психостимуляторами.

В настоящее время либеральная антинаркотическая политика проводится в Голландии, Швейцарии, Австралии и ряде штатов США.

Голландия, применяя достаточно серьезные карательные санкции в отношении производителей экстази и амфетаминов, проводит одну из самых либеральных политик в отношении оборота каннабиноидов. Только в Амстердаме открыто от 300 до 350 кофеен для продажи препаратов конопли. Разрекламированная по всему миру, эта политика привела к развитию так называемого "наркотуризма", когда Голландия стала своеобразной "меккой" для наркопотребителей всего мира. В связи с такой ситуацией и под давлением других стран Голландия была вынуждена предпринять определенные ограничительные санкции в отношении продажи каннабиноидов. В 1995 г. было принято решение о снижении количества конопли, отпускаемой в кофейнях в одни руки: с 30 до 5 г.

После того, как в результате широко разрекламированной либеральной антинаркотической политики Альфреда Линдесмита в США, Великобритании и Швеции наблюдалось значительное увеличение роста распространения наркомании, во многих странах произошел поворот к более радикальным мерам социального контроля за наркотиками с продвижением рестриктивной, или запретительно ограничительной, антинаркотической политики. Она опирается на следующие принципы:

- злоупотребляющие наркотиками лица представляют социальную опасность;

- к ним должны применяться соразмерные меры административного и уголовного принуждения;

- применения только административных мер недостаточно, поэтому должна быть обеспечена высокая доступность всех видов медико социальной помощи проблемным лицам.

В последние годы именно рестриктивная антинаркотическая политика стала применяться в большинстве стран мира, в том числе в большинстве стран Западной Европы и в США. Это связано с тем, что практически все страны присоединились к Единой конвенции о наркотических средствах (Нью Йорк, 30 марта 1961 г.), которая регулирует оборот опиатов, кокаина и каннабиноидов. Многие страны мира присоединились также к Конвенции о психотропных веществах (Вена, 21 февраля 1971 г.), которая касается оборота психостимуляторов и некоторых видов психотропных веществ. Принятые международные конвенции по обороту наркотиков отражают продолжительный опыт многих стран мира в их более или менее успешных попытках контроля за наркоситуацией.

Современная запретительно органичительная система контроля за оборотом наркотиков, наряду с внедрением программ снижения вреда, в том числе организации заместительной терапии, предусматривает принудительное или альтернативное лечение больных наркоманией, строгие меры административного и уголовного преследования в отношении наркоправонарушителей. Так, например, уголовное законодательство за наркоторговлю в крупных размерах предусматривает в Италии наказание до 23 лет лишения свободы (с 1988 г.), в Великобритании – от 14 лет до пожизненного заключения, в США – не менее 20 лет лишения свободы (ужесточили с 1986 г.).

В США уже более 30 лет функционируют наркосуды, организовано недобровольное (альтернативное) лечение правонарушителей от наркомании, действует практически по всем штатам обязательное периодическое тестирование учащихся на предмет употребления ими наркотиков, законодательно установлен повсеместный запрет на курение в общественных местах с применением экономических санкций в отношении курильщиков.

Шведская модель контроля за оборотом наркотиков, реализуемая в стране с 1978 г., подразумевает высокую доступность социальной и медицинской помощи проблемным лицам при одновременном ужесточении наказания за употребление наркотиков и принудительное лечение наркоманов. С 1980 г. была введена новая практика: освобождение от уголовного преследования для каждого наркопотребителя может быть применено только один раз и только при хранении одной дозы наркотика, затем должны наступать определенные юридические и социальные последствия. Эффективность данного подхода самая высокая в сравнении с политикой в других странах мира. На фоне общеевропейской и общемировой тенденции роста всех показателей распространения наркомании, в Швеции в течение последних пяти лет наблюдается сокращение потребления наркотиков.

Мировая статистика

Согласно докладу Международного комитета ООН по контролю над наркотиками (МККН), число потребителей наркотиков на всем земном шаре составило в 2009 году, по разным оценкам, от 172 до 250 млн человек.

Наиболее широко потребляемым наркотиком среди молодежи и взрослого населения является каннабис. О его потреблении в течение истекшего года сообщили 3,3 4,4 % мирового населения в возрасте от 15 до 64 лет. На втором месте по степени популярности среди лиц того же возрастного диапазона располагаются стимуляторы амфетаминового ряда, включая "экстази", а за ними следуют кокаин и опиаты.

Как отмечают авторы доклада, показатели, формы и тенденции потребления наркотиков в различных регионах постоянно меняются под влиянием социально экономических факторов и в зависимости от наличия разнообразных наркотиков. В то время как в большинстве регионов наиболее широко потребляемым наркотиком является каннабис, в Восточной и Юго Восточной Азии шире распространено потребление стимуляторов амфетаминового ряда. Самые высокие в мире показатели потребления опиатов отмечаются в государствах, через которые проходят основные маршруты незаконного оборота данных наркотиков из Афганистана. Страны Центральной Азии относятся к числу стран, в которых наиболее стремительно произрастают показатели потребления наркотиков путем инъекций и ВИЧ инфицирования.

Наиболее высокие показатели потребления наркотиков отмечаются в Северной Америке, Океании и Западной Европе, в последние годы страны данных регионов и субрегионов сообщают о стабилизации или снижении уровня потребления наркотиков, тогда как в государствах Восточной Европы и Южной Америки, а также в среднеазиатских государствах отмечаются признаки роста.

После окончания Второй мировой войны на Японию обрушилась наркотическая эпидемия. Массовая наркомания стала следствием того, что власти решили использовать "полезные качества" некоторых препаратов как "дополнительный ресурс" в борьбе за господство в Азии и на Тихом океане. Японские медики и биологи, начав изучение воздействия наркотических препаратов на человеческий организм еще в конце XIX века, к 30-м годам XX века предложили правительству использовать "в благих целях" синтезированный ими стимулятор хиропон.

 Впервые его стали использовать в армии в виде таблеток и уколов: при определенном дозировании хиропон "подбадривал" во время утомительных пеших переходов, снимал чувство страха и неуверенности и обострял зрение. По приказу армейского начальства его стали впрыскивать заступавшим в ночную смену часовым. Солдаты императорской армии за способность препарата обострять зрение ночью прозвали его "кошачьи глазки". Потом "кошачьи глазки" стали давать работникам оборонных предприятий, работающим в ночную смену, а когда недоедание и лишения многих лет войны стали сказываться на силах рабочих, то хиропон начали получать и те, кто работал в дневных сменах.

 Когда после войны контроль над употреблением препарата со стороны властей был утрачен, а множество лабораторий продолжали производить препарат, страну захлестнула невиданная волна наркомании: более 2 миллионов японцев были наркозависимы.

 В 1951 году правительство запретило производство хиропона, но его выработку тут же освоили в подпольных лабораториях, принадлежавших гангстерским кланам "якудза". Начав с хиропона, гангстеры попытались создать сеть производства и торговли героином. Для борьбы с этим бедствием законных способов и методов не хватало, и тогда было принято решение о подготовке арестов и конфискаций без веской доказательной базы, а только лишь основываясь на подозрениях и оперативных данных, полученных полицией от агентуры.

 Накануне токийской Олимпиады 1964 года все силы полиции и специальных служб были брошены на разгром наркосиндиката. Операция готовилась тщательно, в полном секрете, и была проведена безукоризненно: в короткий срок воротилы теневого наркооборота оказались в тюрьме, а все лаборатории, производившие наркотики на островах, были уничтожены. Позже с "якудза" был заключен негласный договор о выходе древних кланов из этого губительного для нации промысла.

 С 1960-х годов предпринимались попытки наладить производство наркотиков за границей и ввоз наркотиков в Японию – для этого устраивали лаборатории главным образом в Южной Корее. Но и этому был положен конец после того как 1985 году японское правительство заключило с Южной Кореей договор, по которому полицейские силы двух государств должны оказывать помощь друг другу в борьбе с производством и распространением наркотиков. Теперь японский рынок наркотиков снабжается главным образом контрабандой из Тайваня. По разным данным, время от времени наркотики употребляют до 600 тысяч японцев (при более чем 120 млн. населения).

 В Японии выработали наиболее успешные методы лечения от наркотической зависимости. Суть главного метода состоит в полнейшей изоляции пациента от даже малейшего контакта с наркотиками. Параллельно с этим проводится лечение абстинентного синдрома. Поскольку почти 90 % всех наркоманов употребляют различные формы стимуляторов, воздействующих на центральную нервную систему, в лечении наркозависимости не применяется популярный в Европе при работе с опиатной зависимостью метадон или субутекс. Основное внимание уделяется заключенным, а также тем, кто только недавно вышел на свободу. В психлечебницы попадают только те, кто заработал шизофрению или различные психозы.

 Особая роль в борьбе с наркотиками отводится просвещению школьников. Приемы во всех информационных материалах одинаковые. Это совершенно незатейливые плакаты, объясняющие вредное воздействие наркотиков и противозаконность их употребления. Используются примеры из повседневной жизни. Некто, зависимый от амфетаминов, выбросил с крыши высотного дома первоклассника. Другой нанюхавшийся токсикоман убил маленькую девочку.

 В доступных пониманию картинках и фразах японцы пытаются донести до подрастающего поколения, что наркотики опасны в первую очередь для него самого и что принимать их запрещено. Одна из пропагандистских брошюр начинается буквально следующими словами: "Мы говорим НЕТ наркотикам потому, что если ты вдруг начнешь принимать их, ты станешь зависимым от них, твой мозг разрушится и возникнут психические расстройства. Другими словами, употребление наркотиков разрушает твой мозг, который является главным для тебя как для человека". Широко распространена социальная поддержка, консультации специалистов и добровольческих организаций.

 В Японии проблема наркомании является вопросом морали. Политика государства, отношение общества и сознание любого здравомыслящего японца настроены на одну волну – против наркотиков! В борьбе с наркоманией действует принцип "контроль наркозависимых имеет высший приоритет".

 Законы Японии в отношении наркоторговли и наркомании чрезвычайно строги. За прием сильных наркотических средств грозит лишение свободы до 10 лет, более мягких – до трех лет.

 Все, связанное с наркотиками, включая их употребление, в Японии запрещено. Также запрещена любая реклама наркотиков. Любой иностранец, хотя бы раз "засветившийся" с употреблением наркотиков, в какой бы стране мира это не произошло, въездную визу в Японию никогда не получит.

Германия благодаря удобному расположению на карте Европы и хорошо развитой инфраструктуре привлекает наркоторговцев: злоумышленники перевозят наркотики, произведенные в странах Латинской Америки, в Германию для распространения как в самой стране, так и по всей Европе.

Наркотические вещества в Германии классифицируются следующим образом:

A) наиболее опасные (метадон, морфий, кокаин, героин, MDMA (экстази), ЛСД и опиум);

B) опасные (кодеин, каннабис и большая часть амфетаминов);

C) менее опасные (некоторые амфетамины, седативные средства и бензодиазепины).

Согласно официальным данным, в 2009 году наркотики в Германии употребляли 5,1% или около 2,5 миллиона граждан в возрасте от 18 до 64 лет. Большинство наркозависимых употребляли марихуану. В 2009 году ее хотя бы один раз попробовали около 9,3% 18-29 летних молодых людей.

По данным Федерального ведомства криминальной полиции (BKA), в 2010 году в стране был зарегистрирован 18 621 человек, впервые употребивший наркотики группы А, что на 3% больше чем в 2009 году.

В 2010 году 1 237 человек, употреблявших наркотики группы А, скончались. Основные причины смерти – передозировка героином (529 человек) или смешанное использование героина и других наркотиков (326 человек). Третьей ведущей причиной смерти является вред здоровью вследствие многолетнего употребления наркотиков (214 человек).

Антинаркотическая политика Германии носит комплексный характер и включает профилактику, консультирование и лечение, снижение вреда и сокращение предложения.

Профилактические мероприятия в основном ориентированы на школьную среду.

Среди инновационных проектов по предотвращению наркомании – Интернет-консультации, консультации по телефону и проекты, специально ориентированные на этнические меньшинства.

Лечение наркомании посредством лекарственной терапии входит в компетенцию федеральных земель и муниципалитетов и осуществляется через систему здравоохранения, главным образом в области заместительной терапии, и специализированные центры, которые оказывают психологическую помощь.

В 2008 году было зарегистрировано 1100 лечебных центров, которые оказывали амбулаторную и социально-психологическую помощь, и 420 специализированных реабилитационных центров; свыше двух тысяч врачей имели лицензию на осуществление заместительной терапии.

С 1992 года в качестве средства заместительной терапии используется метадон, с 2000 года – бупренорфин.

В июле 2009 года в Германии вступил в силу закон, разрешающий использовать искусственный героин для лечения больных наркозависимостью. Согласно этому закону, в процессе лечения больные будут получать препарат диаморфин – но только под наблюдением врача и в специальных клиниках.

Получить его могут пациенты старше 23 лет, зависимые от наркотиков не менее пяти лет, при условии, что эти люди дважды прошли курс лечения, который так и не принес результата.

Ранее диаморфин использовали только в особых случаях.

С 1984 года в качестве меры по снижению вреда также осуществляется общенациональная программа обмена игл и шприцев.

Согласно законодательству Германии, несанкционированное хранение наркотиков является уголовным преступлением. Если потребление наркотиков не связано с их продажей и не обременено отягчающими обстоятельствами, органы правопорядка часто не склонны начинать уголовное преследование и по итогам приговаривать вовлеченное лицо к тюремному заключению, отдавая предпочтение мерам административного, медицинского и общественного характера.

Важными критериями для такого решения являются количество и тип наркотиков, вовлеченность других людей, личная история и общественный интерес к судебному преследованию.

Правонарушения, связанные с наркотиками группы А, караются тюремным заключением.

В каждой федеральной земле Германии количество разрешенных для хранения наркотиков разное. Например, количество марихуаны или гашиша может варьироваться в разных землях от 6 до 30 граммов.

Распространение и производство наркотиков карается тюремным заключением до 15 лет.

Согласно немецкому законодательству, лица, совершившие нетяжкие преступления (кража, вандализм и др.) в состоянии наркотического опьянения, могут избежать уголовного наказания в случае добровольного прохождения лечения от наркозависимости.

Данная норма действует только в том случае, если ожидаемый тюремный срок за совершенное преступление – менее двух лет.

При этом уголовное дело может быть возобновлено, если:

– лечение не продолжается до предполагаемого окончания (до успеха терапии);

– обвиняемый не может подтвердить продолжение лечения;

– обвиняемый совершил еще одно преступление;

– выявились новые факты и доказательства (ожидаемое лишение свободы составит более двух лет).

В последнее десятилетие Чехия стала перекрестком главных магистралей транспортировки наркотиков. Именно через ее территорию пролегает так называемый "балканский героиновый путь", идет южноамериканский "кокаиновый маршрут", а также путь, обеспечивающий транзит различных наркотиков из Голландии. В последние годы резко набирает обороты доставка афганского героина в Европу, при этом, по мнению экспертов, в роли главных транзитных стран выступают Чехия и Польша.

Согласно исследованиям, 37% жителей Чехии в возрасте от 15 до 64 лет хотя бы раз в жизни употребляли наркотики, 34% заявили об употреблении каннабиса, 17% населения употребляли другие препараты. Один из 10 чехов хоть раз в жизни употреблял экстази; галюциногенные грибы (псилоцибин), ЛСД, первитин (метамфетамин), кокаин и героин употребляли 9%, 6%, 4%, 2% и 1% населения соответственно.

По данным на 2008 год, в стране насчитывалось 32 500 наркозависимых. Из них 21 200 употребляли метамфетамин (первитин), 6400 – героин; 4900 – субутекс. Более 31 тысячи человек употребляли инъекционные наркотические средства.

Государственная антинаркотическая политика Чехии носит комплексный характер и базируется на четырех принципах: профилактика, лечение и ресоциализация, снижение рисков и сокращение предложения.

В мае 2010 года правительство Чехии одобрило долгосрочную Стратегию национальной антинаркотической политики на период 2010-2018 гг. Стратегия ставит своими целями: уменьшение уровня экспериментального и случайного употребления наркотиков, особенно среди молодежи; снижение уровня проблемного и интенсивного использования лекарственных средств; уменьшение потенциально связанных с наркотиками рисков для человека и общества; снижение доступности наркотиков, особенно для молодых людей.

В январе 2011 года правительство утвердило План действий по Стратегии национальной политики в отношении наркотиков на период 2010-2012 гг. План действий является инструментом реализации Стратегии национальной политики в отношении наркотиков на период 2010-2018 гг.

Орган, ответственный за реализацию Стратегии на политическом уровне – Совет по координации антинаркотической политики при правительстве Чехии.

Он работает под председательством премьер министра и включает в себя министерства, участвующие в разработке государственной антинаркотической политики и представителей гражданского общества – Чешской медицинской ассоциации - Ассоциации аддиктивных болезней (Czech Medical Association - Association for Addictive Diseases), Ассоциации НПО по вопросам профилактики и лечения наркомании (Association of NGOs dealing with drug prevention and treatment), Ассоциации регионов (Association of the Region).

На местном уровне каждый регион разрабатывает и реализует свои собственные антинаркотические стратегии и планы.

В Чешской Республике лечение наркомании осуществляется преимущественно в государственных и неправительственных организациях, в меньшей степени – в частных учреждениях. Эти организации предоставляют три основные услуги по лечению: детоксикация, амбулаторное лечение и институциональная помощь. Стационарное лечение может быть краткосрочным (4-8 недель); среднесрочным (3-6 месяцев) и долгосрочным (семь и более месяцев).

В Чехии разрешено применение заместительной терапии. В 2008 году было зарегистрировано 40 специализированных центров заместительной терапии, из которых 7 центров было зарегистрировано в тюрьмах.

С 2000 года применялись два агента замены: метадон и бупренорфин. С 2008 года введен подъязычный препарат, который содержит бупренорфин и налоксон.

По данным на 2008 год, около 5000 человек проходили заместительную терапию, 700 из которых принимали метадон и примерно 4200-4500 – бупренорфин.

По данным на 2008 год, в общей сложности лечение проходили около 8000 наркозависимых, из них около 4000 человек обратились за лечением в первый раз. При этом 48% всех пациентов, проходивших лечение, в возрасте младше 25 лет.

Профилактическую деятельность в Чешской Республике координирует министерство образования, осуществляется она в основном школами и неправительственными организациями. С 2007 года профилактика наркомании введена в школьную программу. На уровне министерства разработана минимальная превентивная программа, которая содержит рекомендации для школ.

Чешский Уголовный кодекс 1999 года предусматривал уголовное наказание до двух лет за хранение наркотических средств в "количестве более, чем меньшее" (при наличии отягчающих обстоятельств – до пяти лет). За хранение небольшого количества наркотиков для личных нужд предусматривались административные санкции.

В январе 2010 года вступил в силу новый Уголовный кодекс Чехии, который ввел понятия "легкие" и "тяжелые" наркотики (за марихуану предусмотрено менее строгое наказание, чем за героин), уточнил формулировку "небольшое количество" наркотиков.

С 1 января 2010 года в Чехии разрешено иметь при себе или хранить до 15 граммов марихуаны, 5 граммов гашиша, 1,5 грамма героина, один грамм кокаина, два грамма первитина.

 

По мнению экспертов, Польша является одной из главных транзитных стран на пути афганского героина в Европу и основным производителем амфетаминов на международном рынке.

Согласно официальным данным на 2006 г., в Польше, чье население около 40 млн человек, 9% населения употребляют марихуану, 2,7% населения – амфетамины, 1,2% населения злоупотребляют экстази, галлюциногенные грибы и кокаин употребляют 1% и 0,8% населения соответственно.

Большая часть наркозависимого населения Польши в возрасте 15-24 лет.

Институциональные основы противодействия наркомании изложены в "Законе о противодействии наркомании" от 29 июля 2005 г. и Национальной программе по противодействию наркомании на 2011-2016 гг.

Основной целью программы является снижение употребления наркотиков и более эффективное решение связанных с ними социальных и медицинских проблем.

Программа охватывает пять основных областей: предупреждение наркомании; лечение, реабилитация, снижение вреда и социальная реинтеграция; сокращение предложения; международное сотрудничество; исследования и мониторинг.

Политику профилактики наркомании курирует Национальное бюро по борьбе с наркоманией, которое было создано в 1993 г. Это бюро также курирует Департамент по вопросам реабилитации, который формирует политику и программы по реабилитации наркоманов.

Медикаментозное лечение наркозависимости в Польше включает амбулаторное и стационарное лечение и детоксикацию.

Амбулаторное лечение обеспечивается через сеть наркологических центров консультирования и консультационных центров психического здоровья, расположенных в крупных городах. Детоксикация проводится в палатах детоксикации.

Амбулаторное и стационарное лечение наркозависимых осуществляется неправительственными организациями, государственными службами и частными организациями. Детоксикация обеспечивается в основном государственными службами, а также частными клиниками.

Из всех стран Восточной и Центральный Европы Польша имеет одну из самых давних традиций терапевтических сообществ, направленных на реабилитацию и длительное воздержание наркозависимых.

Первый центр был создан Мареком Котаньским в 1978 г. в Глоскове и получил название МОНАР (Молодежь против наркотиков). Этот центр послужил фундаментом для создания всей системы помощи, основанной на идеи терапевтических сообществ.

Ассоциацией МОНАР созданы центры реабилитации, консультационные центры и пункты, ночлежные дома, центры детоксикации, дома для бездомных, для одиноких матерей с детьми, престарелых и инвалидов, которые предлагают услуги в сферах профилактики зависимости, лечении, терапии и реабилитации для наркозависимых, социальной реадаптации и снижения вреда.

В настоящее время МОНАР реализует более 160 программ различного типа, ассоциация ежегодно обслуживает более 75 тысяч людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

Лечебная программа МОНАР включает семь этапов; клиенты, как правило, проходят все этапы за 12-16 месяцев.

В основу работы положена комплексная программа, включающая трудообучение, индивидуальную и групповую психотерапию, осуществление культурных и этических программ, регулярные занятия физкультурой, полное воздержание от алкоголя и других психоактивных субстанций, постреабилитационную поддержку окончивших курс реабилитации граждан.

Программа не включает элементы религиозного и мистического воздействия, а также различные методы манипулирования сознанием пациентов.

В Польше также осуществляются программы по уменьшению вреда от наркотиков. В их число входят бесплатная раздача шприцев (в 2008 г. было роздано более 318 тысяч шприцев) и метадоновая программа.

Опиоидная заместительная терапия реализуется в Польше с 1993 г. До 2005 г. ее осуществляли только государственные службы в сотрудничестве с министерством здравоохранения. В соответствии с новым "Законом о противодействии наркомании" к реализации программы замещения были допущены неправительсвенные организации. В 2008 г. заместительной терапией было охвачено 1522 человека.

"Закон о противодействии наркомании" предусматривает наказание за хранение любого количества наркотиков. За мелкое правонарушение предусмотрено наказание в виде штрафа, ограничения свободы или лишения свободы на срок до одного года. При этом суд может обязать наркомана лечиться.

Торговля наркотиками наказывается штрафом и лишением свободы на срок от 6 месяцев до 8 лет. В случае мелкого правонарушения виновный может быть оштрафован, подвергнут ограничению свободы или тюремному заключению на срок до одного года. В случаях, когда количество наркотиков является существенным, нарушитель может быть подвергнут штрафу и наказанию в виде лишения свободы на срок до 10 лет.

Несмотря на то, что лечение в Польше носит добровольный характер, подростки до 18 лет обязуются судом пройти курс лечения.